?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Верхний пост

У меня тут не журнал, а газета - я удаляю записи, когда они теряют актуальность.
Наталья Нутрихина. «Мне иная судьба не по силам...»

https://burunen.ru/site/news?id=18332
Наталья Нутрихина (Гуревич) родилась в 1948 году в Ленинграде. В 1972 году окончила Инженерно-строительный институт и двадцать лет работала проектировщиком мостов, потом столько же лет — оператором газовой котельной. Автор нескольких поэтических книг.

Tags:

Спасибо Анатолию Нехаю

http://www.dompolski-journal.ru/articles/article/165/



От редактора

Со стихами Натальи Нутрихиной я впервые познакомился в 90-е годы, когда вышли уже первые ее «взрослые» книги: «Причастность» и «Зеркало». Помню, какое сильное впечатление они произвели в нашем гатчинском ЛИТО «Меридиан», которым руководил тогда Михаил Борисович Кононов. Чистые, душевные, по-настоящему выстраданные строки сами ложились в память. Когда мой польский коллега Ежи Групиньский попросил меня прислать для своего поэтического журнала «Замок» в Познани что-нибудь из стихов петербургских поэтов, я, не задумываясь, назвал ему два имени, двух Наталий – Наташи Карповой и Натальи Нутрихиной - как образцы ленинградского стиля поэзии. Правда, присланные мной переводы показались полякам “не очень изобретательными” (“nie za odkrywcze”) и мне стало немного обидно за нашу поэтическую «державу»...

О стихах Натальи Нутрихиной я вспомнил несколько лет назад, проводя Интернет-семинар молодых переводчиков польской поэзии. Я предложил «семинаристам» в качестве факультативного задания перевести некоторые ее стихотворения на любой из знакомых иностранных языков – немецкий, английский, польский и т.д.. Среди участников семинара были переводчики из Белоруссии и Украины - они переводили на свои языки, тоже для нас теперь "иностранные". Так появились приведенные выше переводы на польский язык, и один – на украинский (АН)

Tags:

Оригинал взят у pyhalov в Десталинизация в живописи
Поскольку мне наконец удалось отыскать цветное изображение первоначальной картины Толкунова, это хороший повод обновить маленькую галерею рукопожатной живописи.

Все картины кликабельны.

Два варианта картины известного художника В.А. Серова «Ленин провозглашает советскую власть на 2-м съезде Советов»: слева — 1947 года, справа — 1962 года.


С.А.Григорьев «Приём в комсомол». Картина написана в 1949 году и находится в Национальном художественном музее Украины в Киеве.

Как мы видим, если Серов переписал свою картину заново и, в принципе, мог отговариваться, что сделал это ради замены лампочек в люстре свечами, то Григорьев просто и вульгарно закрасил бюст Сталина. Совершён был этот акт десталинизации не позднее 1958 года — на «Озоне» выложена датированная 1958 годом открытка с уже исправленным изображением:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/4190007/

Тот факт, что именно в 1958 году Сергей Алексеевич становится действительным членом Академии художеств СССР, следует расценивать как случайное совпадение.

И ещё одна любопытная деталь. В 1950 году за эту самую картину со сталинским бюстом + картину «Вратарь» (1949) Григорьев получил Сталинскую премию 2-й степени. А в следующем, 1951 году, — ещё одну Сталинскую премию 2-й степени, за картину «Обсуждение двойки».

Такой вот деятель искусства, порядочен, интеллигентен и рукопожатен.

И, наконец, картина Николая Павловича Толкунова «Вручение Ф.Э. Дзержинскому постановления СНК об образовании ВЧК» (1953).

В отличие от двух предыдущих экспонатов, данная картина известна гораздо меньше. Зато десталинизированный вариант мне посчастливилось лицезреть ещё в юности: его репродукция висела в моём родном военкомате.

О новых правилах ЖЖ

Напишу скорей в ЖЖ.
Вдруг шесть месяцев уже
Не писала я в свой блог.
Удалят, не дай-то бог.
Напишу там хоть две строчки,
А то снимут вдруг «замочки»?
Все тогда узнают тайны,
Как верстают в Индизайне.

Перевод на польский

Оригинал взят у denis_pelikhov в Перевод на польский
Natalia Nutrichina

Nie narzekam na dolę bez miary
Ani boję się żadnych strat.
Daj mi tylko nasionko wiary —
Wyhoduję kwitnący sad.

Gdzie niewiara złośliwa drzemie,
Serce słucha, co powiesz nam.
Ja posadzę nasionko do ziemi,
A ziemię już przecież mam.

Przełożył D. Pielichow


Оригинал:

Наталья Нутрихина

На судьбу не ропщу без меры
И не жду от нее наград.
Дай мне только семечко веры -
Я сумею вырастить сад.

Где неверие злое дремлет,
Сердце ловит живую весть.
Посажу я семечко в землю,
А земля у меня есть!

Tags:

Оригинал взят у galina_vr в Наталью Нутрихину с днем рождения!


Наталью Нутрихину nat_nut, поэта, члена Союза писателей Санкт-Петербурга …или просто Наташу – умного, доброжелательного человека и мою добрую знакомую – с днем рождения! Сборник ее стихов «Года и годы» ЗДЕСЬ

И одно ее стихотворение, предновогоднее, приведу ниже.

Новый год

Не кажется ли вам, что Новый год —
Не только праздник, но еще и тот
Назначенный незримым кем-то срок,
Когда ты должен подвести итог.
И должен ты представить в этот миг
Всё, что ты сделал и чего достиг.
На циферблате стрелки, как мечи,
И нету оправдания — молчи.
Он спросит: «Ты одна? И ты один?
А где же дочь твоя? А где твой сын?
А где твой город на краю земли?
Тебя дела другие увели?
Ты помнишь, в детстве говорил: «Хочу!» —
А что теперь — уже не по плечу?
Среди зимы врасплох нас застает
Не праздник — суд бесстрастный, Новый год.

Божья благодать




К Ленке, моей бывшей однокласснице, домой лучше не заходить: сын и дочка всё время воюют, что-то друг у друга отбирают; родители Ленкины тоже между собой препираются, какие-то старые грехи припоминают. А про мужа вообще разговор особый – он теории всякие несусветные изобретает и пытается их вдалбливать всем подряд. И всё это в двухкомнатной квартире, где и спрятаться некуда.

А вчера Ленка говорит: «Заходи, у меня теперь тишь, да гладь, да Божья благодать».

Прихожу, дома никого, кроме самой Ленки, нет. «Сейчас, – говорит, – дети придут, поужинай с нами».

И действительно, вскоре появляется ее двенадцатилетний сын:

– Будь благословенна женщина, дающая мне еду и питье! – обращается он к матери.

Я прямо обалдела, а он и мне говорит:

– Будь благословенна, подруга моей матери, украсившая наше жилище своей беседой.

Во сказанул! А так, ничего, мальчик с виду нормальный, даже подрос, поздоровел за последнее время. «Что это с ними?» – думаю, а спросить боязно.

Тут и дочка Ленкина явилась, той десять лет. Вошла молча, но как-то странно поклонилась и до материного тапка рукой дотронулась.

А в остальном дети, как дети. Что ж за беда такая?

Оказалось, что сын играет теперь в хоккей. Он всегда мечтал, но вход на каток платный, а у Ленки денег на это не было, а на коньки и клюшку тем более. Вдруг этот каток приобрела африканская религиозная секта «Молодой крокодил» и пригласила совершенно бесплатно всех окрестных мальчишек играть в хоккей, даже всю амуницию им выдали. Кроме хоккея их там ещё чему-то учат, но это не важно. Ленка очень довольна, что мальчик не болтается где-то без дела, а увлекается хорошим спортом.

Дочка Лены занимается в танцевальном кружке «Харе Рама», тоже бесплатно.

Бабушка, Ленкина мама, теперь к Ленке по каждому пустяку не цепляется, за каждым шагом не следит. Она ходит в клуб общения пожилых дам. В этом клубе они не просто общаются, а ещё и японский язык учат и что-то ещё, так что бабуля всегда при деле, дома никому не надоедает.

– А дедушка у вас чему учится? – спрашиваю.

– Дедушка не учится, он сам преподает. Ведёт кружок рисования для детей.

– В школе?

– Да нет, в школе ему не разрешили. У него ведь образования специального нет, художник-самоучка. А тут языческая церковь открылась, туда его и позвали.
В это время раздался телефонный звонок, и юный хоккеист побежал к телефону. Вернувшись, он сказал:

– Папа звонил из Парижа. Говорит, ещё на три дня задержится, из Парижа в Лондон полетит. Там тоже его просят лекцию прочесть. Круто, да?

– Что за лекции? – удивилась я.

– Теорию свою излагает. Человек произошел от компьютера. Потом в результате техногенной катастрофы исчезли искусственные источники энергии. В этих условиях смогли выжить только самовоспроизводящиеся устройства, питающиеся от естественных источников. То есть люди.

– А кто же его по заграницам возит?

– Секта такая нашлась, кто же ещё!

– Слушай, у тебя все по разным сектам, а ты так спокойно об этом говоришь? – спрашиваю Ленку.

– А мы, – отвечает, – «Сиреневые сёстры», не боремся за власть над душами наших близких. У каждой души свой путь к единому свету.





Остальное здесь
обл.jpg

Инженер-невидимка

Бурисов стал невидимкой. Как-то внезапно и полностью. До такой степени, что даже одежда, которую он надевал, сразу становилась совершенно невидимой. А что тут удивительного? Вы подумайте, какая у нас жизнь у всех нервная. Пьем не воду, а не знаю что, дышим не воздухом, а страшно сказать чем. Вот он и стал невидимым. Удивляться надо, что другие не стали.

Начальнику отдела, где трудился Бурисов, до крайности не понравилось это преображение.

– Почему я не вижу вас на работе? – спрашивал он.

– Зато вы видите результаты моей деятельности, – гордо отвечал наивный Бурисов.

– А вас не вижу! Это серьезное нарушение, из которого пора делать выводы.

Подчиненным Бурисова его невидимость не нравилась еще больше. Руководителем он был справедливым и не мелочным, но членам его бригады приходилось все рабочее время горбатиться над чертежами, потому что не было видно, когда Бурисов смотрит на них, а когда – нет.

– Ну, и ладно! – сказал себе Бурисов, полагая, что такого ценного инженера, как он, примут в любом другом месте с распростертыми объятиями.

И он стал звонить в другие места.

– Прекрасно! – отвечали ему по телефону. – Мы же давно вас к себе переманиваем, а вы все решиться не можете.

Но как только выяснялось, что Бурисов невидим, ему отказывали.

– Почему? – спрашивал он.

– Неужели вы сами не понимаете? – со стоном отвечал очередной начальник или кадровик. И участливо добавлял: – А вы лечиться не пробовали?

Бурисов пробовал лечиться, но медики ничего сделать не смогли.

В один прекрасный день к нему вдруг явился представитель иностранной фирмы:

– Ваш опыт и ваши наработки в области радиоэлектроники в сочетании с невидимостью – это именно то, чего не хватает для еще большего процветания нашей фирмы.

Польщенный Бурисов, недолго думая, подписал контракт на два года. Шустрый иностранец помог быстро оформить документы на выезд, и, только прибыв на место, Бурисов узнал, в чем будет состоять его работа. Никакой радиоэлектроникой там не пахло. Предприятие, с которым он заключил контракт, оказалось ночным рестораном с варьете, где он, Бурисов, должен был под музыку носить по сцене полуголую девицу, изображающую летящего ангела.

Страшно подумать в какую историю влип несчастный инженер. Но кончилось все для него хорошо. От ресторанных харчей и чистого океанского воздуха он уже через месяц поправился и стал видимым, как все люди. С ним расторгли контракт и без единого цента в кармане отправили домой.

Бурисов вернулся на прежнюю свою должность и теперь каждое утро, встав с постели, бежит к зеркалу, смотрит со страхом не становится ли он снова невидимым.


Остальное здесь
обл.jpg

Новый директор



Вернувшись на службу после отпуска, Стояков не узнал своей комнаты: на том месте, где он привык видеть яркий плакат с изображением Аллы Пугачевой, висела икона. Перед Христовым ликом, как и полагается, горела лампадка.

– Кто у нас... это... уверовал? – осторожно спросил Стояков.

– Мы все, – скромно и с достоинством ответила Сараева.

– Все? – не поверил Стояков.

– Пойдем, покурим, – вставая из-за стола, сказал Двоеруков, – я тебе все объясню.

– Директора нового к нам присылают, ты ведь знаешь, – продолжил он уже в коридоре.

– Ну и что?

– А он, оказывается, верующий. Из надежных источников известно. И от других того же требует. То есть, конечно, не требует, но сам понимаешь – директор.

– А я всегда был верующим, – задумчиво сказал Стояков, – с самого детства.

В это время к ним подошел Лежаев из соседнего отдела:

– Слыхали, мужики, директор-то наш новый вовсе не православный, а баптист.

– Я тоже баптист, – не растерялся Стояков.

– Как хорошо! – воскликнул Лежаев. – Ты нам сейчас все и расскажешь. Как у вас, у баптистов, иконы такие же или нет? А крестики нательные вы носите или как?

– Стыдно, что вы не знаете! – обиженно сказал Стояков и поспешил удалиться, поскольку сам ничего этого не знал.

На следующий день новый директор не появился, но зато пришла бывшая сотрудница, пенсионерка Ольга Григорьевна и заявила, что ей доподлинно известно, новый директор – кришнаит. У нее, у Ольги Григорьевны, сын тоже кришнаит и состоит с директором в одном братстве.

Все сотрудники хорошо знали Ольгу Григорьевну, – не верить ей было нельзя. Сараева сняла с окна штору и стала заворачиваться в нее, как в индийское сари.

– Харе Кришна! – прокричал Двоеруков.

– Кришна харе! – бодро ответил Стояков и вскинул над головой руку в пионерском салюте.


Остальное здесь
обл.jpg